Р. Величкина: «Так было, так есть, а как будет?»

Я, Величкина Раиса Ильинична, не коренной житель поселка Аверьяновский, но с ним с 1959 г., связана вся моя сознательная жизнь. И теперь уж — одна из старейших жителей этого поселка, частички района, которому в этом году исполнилось 85 лет. Вот потому решилась рассказать на страницах «Степного маяка» о преобразованиях, проходящих в этом поселке, а равно и колхоза, с того, 1959 года, и по сей день, свидетелем которых и участницей мне довелось стать. Была бы безмерно рада, если бы эта моя публикация побудила старейших жителей других сел и поселков района, рассказать о них на страницах газеты. Это наша общая история, а как поётся в песне — нас все меньше и меньше, мы уйдем, и пусть наши воспоминания станут составной частью формирования у последующих поколений любви и уважения к своей малой родине.
Итак, в 1959 году, по окончании Куйбышевского медицинского училища №1, меня направили в Большечерниговский район. Первым секретарем райкома КПСС был тогда П.М. Студенников, а председателем райисполкома, если не ошибаюсь, В.И. Кравченко. В это время из Куйбышева до Б.Черниговки уже прокладывали асфальтовую дорогу, строилось здание райкома партии, где позже была больница. На работу меня принимала заведующая райздравотделом З.М. Смирнова, участница Великой Отечественной войны, предложив несколько вариантов. Я выбрала колхоз «Пламя», бывший ближе всех к Большой Глушице.
Посёлок Аверьяновский (центральная усадьба колхоза «Пламя») был небольшой, разделенный речкой Сёстры. Жилые дома в основном — саманные мазанки, лишь 9-10 были деревянными. По рассказам старожилов, посёлок был организован после Столыпинской реформы о земле, помещиком Аверьяновым, ну отсюда и название. Первыми переселенцами посёлка из села Малая Глушица были семьи Вялькиных и Намычкиных. Позже, перед коллективизацией, то есть в советское время, также из М.Глушицы переехали в Аверьяновский Щегловы, Кудашовы, Пильщиковы, Самородновы, Давыдкины и другие, а из Константиновки — Безруковы, Голубцовы, Родичевы, Курдины, Адонины, Семихвостовы.
В то время колхоз «Пламя был одним из отстающих в районе. Председателем был П.С. Акимов, агрономом — Р.М. Самороднова, зоотехником — В.И. Лабутин, по совместительству парторг, ветфельдшером — В.Ф. Мамонтов. Колхозная контора располагалась в старом, но деревянном доме, где сидели два счетовода, был телефон, один угол был отгорожен для почты. Почти вплотную к конторе примыкал клуб-здание без окон и дверей. Рядом, тоже в деревянном доме, располагалась семилетняя школа. Света в посёлке не было, отопление везде — только печное. Воду брали из единственного колодца. Медпункт находился в саманной мазанке, в такой же рядом — библиотека.
Директором школы была Н.М. Душкина, которую сменила А.П. Розвезева, кстати, все учителя имели педагогическое образование и все они вместе с библиотекарем Т. Воробьёвой (Косицыной) составляли костяк нашей комсомольской организации и художественной самодеятельности, во всем были моими самыми верными помощниками, так как я сразу же была избрана комсоргом. Эту хлопотную должность мы три года делили с Виктором Намычкиным, позже его забрали в райком комсомола, и еще два года мне пришлось «командовать» «ячейкой».
Колхозное животноводство было представлено: овцами, свиньями, крупным рогатым скотом, двумя дойными гуртами. Базы были плетневые и саманные, коров доили вручную, вечером — с фонарями. Поили коров в прорубях, которые рубили на пруду. Молоко сепарировали тут же, на ферме, большими ручными сепараторами, а сливки потом везли на маслозавод в посёлок Глушицкий. «Командовал» животноводством геройский фронтовик, участник Парада Победы И.П. Безруков. У каждой доярки в группе было по 10-15 коров, и их надо было доить два раза в сутки вручную, а в весенне-летнее время — три раза. И вот ведь что интересно, до сих пор у меня перед глазами картина, не киношная, а мной лично много раз увиденная.

Едут доярочки на летний стан на обеденную дойку и на всю округу разносится их пение. Настоящие сельские героини, их уже нет в живых, а в моей памяти они те — задорные, веселые доярочки-певуньи: Лида Толкачева, Настя Кокеткина и ее дочь Римма, Серафима Щеглова, Маша Безрукова, Валя Филатова, Зина Козырева, Валя Давыдкина, Маша Добрышкина. Дружно трудились на свинарнике Ксения Новикова, Аграфена Безрукова и ее муж Федор. Гордо «рассекали» на полуторках Ф.Г. Муравлев, Н.Д. Самороднов, В. Чупеев, П.А. Кудашов, Н.М. Курдин, Н.А. Давыдкин.
А вот в Борщевку, был такой живописный, находившийся в 6 км от Аверьяновского, поселок, входивший в наш колхоз, мы с моей коллегой Л.С. Роговой добирались на лошади или на лыжах — делали профпрививки в школе, проводили медосмотры. Если кто-то там заболеет, за мной в любое время суток приезжали на лошади, нередко и роды приходилось принимать. В том самом, 1959 году, родили 18 женщин, а у 8 из них мне пришлось принимать роды на дому.

Никогда мне, да и другим аверьяновцам, не забыть ту радость, которую мы испытали в канун 42-ой годовщины Октябрьской революции — в поселке от небольшой собственной станции с дизельным мотором и генератором появился в домах свет, а улицы освещали фонари на столбах. Кудесником света был А.Г. Козырев, позже — Е.Д. Пильщиков до прихода в 1963 году электричества.
В 1960 году по состоянию здоровья П.С. Акимов покинул председательский пост, который занял В.Н. Зинченко, проработавший в этой должности всего лишь год. В феврале 1961 года к руководству колхоза пришел мудрый П.А. Кривов, фронтовик, строгий, но справедливый. С его приходом колхоз «смело зашагал» вверх. Прежде всего, он навел везде порядок, укрепил дисциплину, сам приходил на ферму раньше, чем начиналась утренняя дойка.

Тогда же был избран товарищеский суд — наказывали штрафом хулиганов, пьяниц, несунов колхозного добра, разбирали семейные неурядицы. Жизнь становилась лучше, люди вовремя получали зарплату. У колхозников появилась возможность строить индивидуальные дома, да и колхоз начал строить щитовые дома.
В животноводстве стали возводить прочные базы, для закладки силоса вырыли земляную траншею. По надоям молока колхоз вырвался в число передовых, росло поголовье, в том числе и овец. Ну а мы, комсомольцы, тоже не сидели сложа руки. Ребята отремонтировали старый клуб — вставили стекла, двери, смастерили скамейки, девчата навели порядок внутри. И стали к нам кино привозить, и танцы мы организовали под гармонь. Готовили к праздникам сценки, выступал обязательно самодеятельный хор. Председатель наши концерты очень любил, с его помощью мы даже выезжали со своей концертной программой в Сестры, Петровский, Новый Камелик. А на 8 Марта в клубе — собрание, и всем женщинам, в том числе и пенсионерам — вручали подарки, по окончании — концерт и танцы. Я не зря назвала Петра Афанасьевича мудрым руководителем. Окончание главных полевых работ — посевной и уборочной отмечали все вместе в лесочке на поляне, чествовали и вручили награды и подарки передовикам. На поляне — большая бочка с пивом, кастрюля с картошкой и мясом — сытный обед, песни, пляски. Мы были единой дружной семьей, как говорится, один за всех и все за одного.



2 комментария

  1. Добрый день. Спасибо за статью. Только почему в конце прерывается строчка, опять написано начало статьи и снова продлжение строчки….
    «В 1962 году начали стро

    Я, Величкина Раиса Ильинична, не коренной житель поселка Аверьяновский, но с ним с 1959 г., связана вся моя сознательная жизнь. И теперь уж — одна из старейших жителей этого поселка, частички района, которому в этом году исполнилось 85 лет…………………………………(далее текст того что было в начале статьи)

    ить двухэтажное общежитие для шефов-заводчан, приезжавших на полевые работы. В здании этом была столовая, кухня, две комнаты отвели для интерната, в которых жили школьники из других поселков — из Борщевки, Л. Озера, Сестер. В школе тогда учеников было полторы сотни и больше. Колхоз рос, развивался, преображался и поселок.

    А фотография эта что обозначает? Что за развалины?

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *