«Красота спасёт мир»

Вот таким был директор института В.С. Круподёров

Сути этой бессмертной фразы гениального писателя и философа Ф.М. Достоевского всю жизнь придерживался, во всех ее ипостасях, будь это работа, творчество, увлечения, интересный человек с необычной судьбой В.С. Круподёров.

В наш район Виталий Семёнович приехал в 1996 году, а уже через два года на улице Полевой райцентра прохожие останавливались и любовались необычным узорным украшением, ранее ничем не примечательного, домика. И вскоре на этот адрес потянулись любители красоты, пожелавшие превратить свои дома в сказочные терема. А вершитель прекрасного еще и оказался, вдобавок ко всему, грамотнейшим и опытным специалистом архитектуры и гражданского строительства. На разного рода слушаниях, касающихся строительства и благоустройства, он неизменно поражал своими профессиональными, обоснованными и аргументированными замечаниями и предложениями. Чем, конечно же, привлек к себе внимание специалистов строительной отрасли и администрации сельского поселения. Вот так, за считанные годы «чужак» оказался почти что в доску свой, а уж теперь и вовсе создается впечатление, что он был здесь всегда. Не могли и мы, газетчики, пройти мимо этого необычного гостя и его творений, поместив несколько материалов и фотографий, посвященных делу рук мастера деревянной резьбы. Будучи человеком коммуникабельным, Виталий Семёнович сдружился и с редакцией, и даже стал автором нескольких, в том числе конкурсных, публикаций. Как с человеком эрудированным и много повидавшим, беседы с ним превращаются в этакое увлекательное онлайн-путешествие в историю, экономику, культуру, политику нашей Родины и некогда, во времена СССР, братских республик, в одной из которых он жил и творил в полном смысле этого слова, до полного и окончательных развала советской империи. Судьбу его легкой назвать нельзя, хватало в ней и черных дней семейного горя и несчастий, непонимания иных преподавателей и партийных чиновников. С другой стороны, в избытке — признание его заслуг на самом высоком уровне, блестящие идеи строителя и архитектора реализованные на практике, и конечно, любовь и уважение родных и близких.
Если браться за описание биографии В.С. Круподерова, то тут не то, что очерком, одной книгой не отделаешься. Потому, только несколько жизненных эпизодов. Детская память навеки сохранила одновременную гибель брата и сестры, фашистскую оккупацию, рано поседевшую мать и её, словно предсказанную силами небесными смерть. И как не поседеть женщине, не довезшей двух сыновей до больницы и вынужденной похоронить их в чужом селе. А уже позже, во время войны, сын и дочка взорвались от заложенной ушедшими фашистами мины в печурке печки. Страшную кровавую картину видел это и пятилетний Виталий. А в 14 лет он лишился матери. Всю жизнь боявшаяся грозы, она от нее и погибла в собственном доме.
Кто знает, как бы сложилась судьба Виталия, если бы не односельчанин, можно сказать приятель, года на три старше, круглый отличник Володя Бутов. Дело в том, что Виталий особым прилежанием к учебе не отличался, вот рисовал — изумительно, да и то, в моменты вдохновения и собственного желания. Вот как-то Бутов на правах старшего, сказал: «Витя, брось ерундой заниматься, учись, у тебя есть все данные стать человеком, причем успешным». Практически эти же слова сказала ему мачеха: «С твоими способностями надо школу закончить с золотой медалью». И получил бы он свое первое «золото», но оценки кое-каких предметов, изучаемых ранее, входили в аттестат. Тогда же ученик Круподеров, как помните, не шибко был прилежен в учебе. Но зато потом, где бы он ни учился — получал только отличные оценки и так называемый красный диплом.
Если уж говорить про школьные годы, то юный Виталий лет с одиннадцати приобщился к рисованию, особенно удавались ему портреты. В доме у них была перегородка, состоящая из четырех секций. Вот мальчишка, тянущийся всей душой к красивому и необычному, с одной стороны на каждой секции нарисовал Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, а на обратной стороне картину «Три богатыря». Кстати, изображение были одни в один, словно скопированные. Словом так он увлекся рисованием, что после 7 класса намеревался поступить в Харьковское художественное училище. Вполне возможно, что в лице Круподерова Россия потеряла второго Репина. Увы, обстоятельства порой диктуют свои условия. Желание сына поддержал и отец. Но тут на каникулы приехал двоюродный брат-студент. Узнав про намерения юного дарования, он говорит отцу: «Да ты что, дядя, разве можно его одного, совсем маленького, отпускать в город, пропадет он там». Поразмышлял отец и принял решение — отнес документы сына в школу, в 8 класс. А Виталий забросил краски и больше к своему художеству не возвращался. А вот учитель черчения и рисования оказался провидцем. В 10 классе он пришел к отцу Виталия и порекомендовал сына отправить поступать в Воронежский строительный институт на архитектурный факультет. Какой еще такой архитектор, подумал выпускник и отправился в Ленинград, поступать в электротехнический институт, но попытка не удалась, недобрал один балл. Кстати, вступительный экзамен по математике у него принимала внучка создателя радио А.С. Попова.
Но жизнь крутила свои карусели. Оставим их для описания самому В.С. Круподерову, а мы же вернемся к его последующим успехам в учебе. С 1954 по 1956 год он с отличием, с тем самым красным свидетельством, заканчивает техническое училище, получив специальность нормировщика-строителя. Во время службы на Черноморском флоте закончил учебный отряд ВВС флота по специальности «механик авиационных самолетов с реактивными двигателями «. И вновь — блестящее красное удостоверение. После армии учится в горно-металлургическом институте на строительном факультете, который заканчивает, как уже догадался читатель, также с красным дипломом. И все последующие годы — различные курсы повышения квалификации, общественные университеты и прочая, везде он был примером в прилежании и знаниях, получая оценки не ниже «отлично».
А теперь к странностям жизни и коллизиям судьбы. Рисовал, как мы помним, Круподеров отменно, в институте лучше его никто не мог изобразить изучаемый материал. А вот во вкладыше с оценками к диплому, из более чем трех десятков «отлично» скромно затерялось одно «хорошо». И по какой, вы думаете, дисциплине? Правильно, по рисованию. Уперся вот такой дедок-преподаватель. Когда же в деканате предложили ему пересдать, Виталий наотрез отказался — он знал — его экзаменационная работа достойна оценки «отлично».
Еще одна непонятка. В институте, на строительном факультете, состоялся очередной выпуск, в котором был ленинский стипендиат. Встал вопрос — кто же из обучающихся студентов ее достоин? Абсолютно никто не сомневался — конечно же Круподеров, который с первого семестра и до выпуска был отличником, то есть по всем предметам — одни пятерки. Но вот на комиссии, один преподаватель, секретарь парткома, был против, приведя по тем временам убийственный аргумент: «Этот студент не принимает значительного участия в общественной жизни института». И, представьте, этого хватило — стипендия «повисла в воздухе», кандидатов, отвечающих требованиям для той стипендии, кроме Круподерова, не было. Кстати, Виталий разные поручения выполнял, и даже играл на балалайке в институтском оркестре. Но, видно, был чересчур прямолинейным молодым человеком, юлить и подстраиваться под чьи-то требования его честная натура не позволяла. И эта черта стала препятствием на том, чтобы его фамилия была выбита на стене альма-матер в числе лучших выпускников. Вот уж в самом деле — самодуров хватает во все времена.
Ну а мы вновь отправляемся по извилистой тропе судьбы нашего героя, наполненной яркими картинами жизни, труда и творчества, и каждой — залюбуешься. Остановимся перед последней — годы работы в Казахстане.
После окончания института, попал Виталий Семёнович в конструкторское бюро «Главзападстроя» города Актюбинска, позже преобразованного в институт «Казоргтехстрой». Минуем еще несколько эпизодов и остановимся на работе в институте «Актюбинскгражданпроект», сначала 7 лет в должности главного инженера, а потом в течение более 18 лет — директором. Как в воду глядел тот учитель черчения — архитектор из Виталия Семеновича получился классный, если все — и в обкоме и горкоме партии, и в облисполкоме и горисполкоме, и среди хозяйственных руководителей Актюбинской области институт называли не иначе как институт Круподерова!
А вот здесь нам придется вернуться к одной из пропущенных картин бытия В.С. Круподерова. Учась на четвертом курсе института, он, в числе многих, участвовал в строительстве комсомольской стройки огромного завода по непрерывному прокату металла. По указанию Н.С. Хрущева каждому студенту-участнику строительства должен был комиссионно присвоен 3-ий разряд соответствующего профиля. Комиссией строительного треста всем был присвоен третий разряд, кроме одного — Круподерова. Дело в том, что в составе комиссии должен был присутствовать представитель студенчества, как говорится, лучший из лучших. Молодежная братва единодушно «двинула» Виталия Круподерова.
Ну вот когда комиссия всем утвердила разряды, председатель ее — главный инженер треста говорит: «Ну а нашему молодому и уважаемому коллеге предлагаю присвоить четвертый разряд плотника». Как говорится, голосовали под аплодисменты.
Самое время уделить немного внимания отцу. Он был не просто хорошим плотником, а настоящим кудесником деревянного творчества. Например, старухи были в восторге, когда он дарил им искусно вырезанный одной рукой деревянный крест, находящийся в бутылке-«четвертушке» (250 мг). Как он это творил, для них было непонятно, и они относили сие к божьему провидению. Теперь то уж нам стало понятно умение Виталия Семёновича творить чудеса резьбы по дереву. А толчком к этому занятию послужила должность директора института и тяга к красивому.

А это его любимые женщины — жена и дочери

В свое время в СССР вышло правительственное постановление о широком строительстве жилья на селе из однотипных домов, похожих друг на друга как две капли воды. Помните, в «Иронии судьбы», только там многоэтажные, а здесь — одноэтажные. Ну не лежала душа у В.С. Круподерова к такой вот безликости — хотелось необычности, красоты, разнообразия. В проекте можно было сделать все что угодно, но это уже совсем другие разработки, материалы, а главное — финансовые затраты. Тогда собрал он своих подчиненных архитекторов и предложил на фотоснимки этих домов нанести различные деревянные узоры, всем идея понравилась, с ней он выступил по телевидению (где он бывал не редко). Резонанс был оглушительный, запросы посыпались один за другим. А самым первым воплощением мечты архитектора в реальность стала своя дача, «одетая» собственноручно в деревянные узоры. Наверное, а скорее всего — точно, прижилась бы эта творческая задумка и получила развитие в республике, если бы не злосчастная перестройка. Вместе с ней закончилось директорство Круподерова в Актюбинске, зато в Б.Черниговке появился мастер-кудесник.
Домик-теремок тот, о котором мы начали свой рассказ, в первые дни вселения Круподеровых трудно было назвать человеческим жильем — разбитая вдрызг хибара. Целых два года, каждый день, Виталий Семёнович со своим верным партнером, другом и единомышленником, любимой женой Валентиной Егоровной, скорее — Марьей-искусницей, но об этом чуть ниже, с 6 часов утра и до 12 часов ночи вкалывали, иначе и не скажешь, чтобы наконец-то получилось нормальное человеческое жилье. И только потом хозяин взялся за изготовление празднично-торжественного одеяния своего подворья. Между прочим, когда они приобрели сие жилье, доброхоты «посочувствовали» — мало того, что домик абы-какой, так еще и в огороде здесь ничего не растет. И впрямь — двор их встретил зарослями «высокосортного чертополоха «, циклохемы и «элитной» конопли. Неверующие на слова могут зайти и посмотреть сад-огород Круподеровых, ухоженный, красивый, с яблонями,виноградом, помидорами, огурцами и прочими растениями и деревьями, радующие хозяев сочной вкуснятиной.
Я больше чем уверен, не состоялся бы В.С. Круподеров тем, кем стал в жизни, если бы судьба не подарила ему 57 лет назад милую женщину, единственную и любимую жену Валентину. Поженились они на втором курсе института, а на третьем — стали уже родителями дочки. Валентина Егоровна всегда и во всем поддерживала мужа, в его творческих изысканиях, давала ценные советы, идеи и проекты. Согласитесь, особенно женщины, как стерпеть когда наводят в доме порядок, а муж тут со своими стружками, заготовками, инструментом. Валентина Егоровна терпела и терпит. Опять же, в большинстве своем, наши славные половинки ведут семейный бюджет. Трудное это дело, особенно когда он весьма скромный, как у тех же Круподеровых. А ему то литературу надо по любимому занятию покупать, то инстурменты, то еще много чего. Но никогда умная и мудрая Валентина Егоровна не ставила эти расходы в упрек своему увлеченному красотой супругу. Хотя мог бы зарабатывать своим творением и неплохо, но…, не та натура. Собственно в этом они с женой — точь в точь. Она — великая искусница вышивки, не раз ее произведения украшали разного рода выставки, а комнаты их дома — настоящий музей картин и деревянных узорных изделий. В ходе беседы Виталий Семёнович обронил такую фразу: «Занятие творчеством, любимым делом, когда создаешь красоту, благотворно сказывается на здоровье». Пусть и не так громко, как у Достоевского, зато приземленно и точно — чете Круподеровых за 80! Так держать!
P.S.: У Виталия Семёновича и Валентины Егоровны две дочери. Старшая унаследовала творчество отца, по его словам — даже превзошла родителя, младшая — искусная кружевница. Когда Семён Круподеров вернулся с фронта с покалеченной рукой, то в сердцах говорил — лучше б ногу так задело.
Был бы жив воин, радовался — его тяга к прекрасному продолжает жить.

Н. Акимшев

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *