Защитник Отечества

И за того парня
Когда началась Великая Отечественная война, Вите Гусеву исполнилось 10 лет. Но детская память до сих пор хранит первые дни мобилизации мужчин — вереницы машин на тогда всего двух улицах Большой Черниговки — Чапаевской и Советской, плач, рыдания женщин и детей, и бравадские, этакие залихватские заверения отдельных мобилизованных: «Да мы эту немчуру в два счета разобьем!» Оказалось — потребовалось целых четыре года испытаний пройти советскому солдату на фронтах, женщинам и детям — в тылу, чтобы одолеть смертельного врага.
В этом героическом сражении в тылу участвовал все годы войны и Витя Гусев — зимой с такими же как он мальчишками на подводах, запряженными лошадьми, верблюдами ездили в степь откапывали лопатами заваленные с головой ометы сена, дергали измученными детскими ручонками корм, грузили на сани и везли на фермы. Летом — на пастбищах, сенокосах, на уборке. С утра и до темна дергал Виктор веревку, чтобы вовремя открыть соломокопнитель. Да так прикипел к комбайну, что потом, считай всю трудовую жизнь, где бы не работал, во время уборочных компаний не сходил с мостика степного корабля, показывая образцы блестящих достижений. По-другому и не мог — с военного детства осталась та востребованная необходимость — работать за себя и за того, ушедшего и невернувшегося, парня в 1941-1945 годы…

Шпана, волки,
Тюльпан и дезертиры

Много фактов из военного детства до сих пор хранит в памяти Виктор Семенович, тяжких и горьких, радостных и счастливых, и было дело — смешных и забавных. Как известно, в войну, считай, все автомобили были также затребованы фронтом, в тылу — лишь конные подводы. А хлеб женщины, старики и дети все одно растили, а вот доставить его до тока — только на подводах, управляли которыми те самые мальчишки. Вот однажды, на парном фургоне вез зерно с поля и Витя Гусев, в упряжке — лошадь и сноровистый верблюд по прозвищу Шпана. При переезде Глушички, в районе нынешней центральной больницы, верблюд решил отдохнуть — спокойно улегся и никакими мерами поднять его было не возможно. Что только ни делал юный ездовой, Шпана в ответ лишь ревел и плевался обильной слюной. Хоть плач, хоть смейся — а сделать ничего невозможно.
А что детские переживания Шпану — отдохнул, встал и поехали на ток.
Насмотрелся и натерпелся страха Витя Гусев и его товарищи от обилия тоже голодных и агрессивных волков. Часто бывало — грузят в степи сено или солому, а рядом, целая стая оскаливших зубы волков, кружатся, воют, кажись мгновение — и люди будут разорваны на части. К счастью, и волки страх испытывали, и парни в бесполезные бега не подавались, сумели ужас перебороть. Ночью волки заходили в село, и если какая-то шавка не успевала спрятаться, к утру от нее ничего не оставалось.
А вот один волк людям служил исправно. Появился он в семье Гусевых после поездки отца по зернопунктам района. В отдаленном поселке какой-то мужчина подобрал волчонка в степи совсем малым, покастрировал, и воспитывал на подворье. И вот уже взрослым попал Тюльпан, так звали волка, в Черниговку. Виктор Семенович рассказывает — сколько он не пытался Тюльпана натравить на собак, волк внимания никакого не проявлял. Но когда они с одним мужчиной возвращались из степи, рядом, словно из под земли, появился взрослый крупный волк. Кто знает, какие у него намерения. Благо рядом был Тюльпан, в этот раз мгновенно выполнивший команду хозяина и бросившийся на незваного гостя. Но подбежав к волку, Тюльпан стал — замер и волк. Постояв, они обнюхались и разошлись, Тюльпан к людям — волк в свои владения. Кстати, когда Виктор Гусев уходил в армию, отдал он Тюльпана пастуху коров, который не мог нарадоваться умному, домашнему волку — подпаску.
В годы войны, сверстникам Вити Гусева и ему довелось, как говорится воочию, узнать и о том, что среди миллионов героев войны попадались, пусть немногие, но те, кто не смог побороть собственный страх и, бросив окопы, бежали куда глаза глядят. Двое таких дезертиров оказались в нашем районе. Неизвестно как, добравшись в 1943 году до наших краев, они начали путешествие с Торшиловки, затем — в М. Черниговку, где угнали председательскую подводу, позже появились в Б. Черниговке, Скрипалях. Но настигли их милиция и военные в Костино, где они забаррикадировались в брошенной землянке, чуть восточнее здания нынешней школы. Здесь их солдаты и уничтожили. А Витя Гусев даже видел руку погибшего дезертира во дворе милиции, на пальцах руки которого была выколота дата рождения — 1923 год. Героями не рождаются, ими становятся. Наверное, предателями тоже.

И повоевать
довелось

13 марта 1951 года Виктор Семенович был призван в армию. Несколько дней в телячьем вагоне с буржуйкой везли их неизвестно куда, оказалось — в Западную Украину, где, как известно, в лесах хозяйничали банды бандеровцев. Три дня дали на обучение стрельбе и — вперед, в леса, горы, где на каждом шагу ждала бандитская пуля. Словом, досталось молодому Виктору Гусеву не просто пороху понюхать, а в полном смысле воевать, на глазах погибали его сослуживцы. Со слезами вспоминает защитник Отечества, как солдат, собиравшийся домой (заканчивался срок его службы), отпросился в магазин, купить чемодан. Купил, утром Виктор Гусев с ним разговаривал, радовался, что всего через два дня его товарищ уедет к любимой девушке. А тут — вновь боевое задание, стычка, перестрелка…, и не дождалась возлюбленная своего милого, умер он в этот же день от смертельной раны.
По постановлению правительства СССР такие участники боевых действий, как и В.С. Гусев, признаны приравненными к участникам Великой Отечественной войны с такими же узаконенными почестями и льготами. А я бы назвал их иначе — все они — участники защиты Отечества и 9 Мая — это и их Победа. С наступающим Великим Праздником, Виктор Семенович Гусев!

Н. Акимшев

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *