Одна на всех

Н.И.Крашенинников, внесший неоценимый вклад в создание районной Книги Памяти, в своей статье «Не угаснет в памяти людской» сетовал: «…До обидного мало нам известно, как воевали сложившие головы». К сожалению, это правда.
Благо, что в настоящее время имеется достаточное количество официальных и проверенных сайтов, посвященных участникам Великой Отечественной войны, которые позволяют в той или иной степени выяснить судьбу погибших или пропавших без вести. Я иногда пользуюсь услугами этих сайтов для пополнения сведений о своих родственниках и земляках — участниках ВОВ.

Не так давно я заинтересовался судьбой одного из легендарных своих земляков — генерал-майора Бобкова Семена Алексеевича. Из большого количества обнаруженной мной информации до глубины души тронула меня статья в украинской газете «Каховская заря» (Каховська зоря), написанная научным сотрудником Каховского исторического музея Валентиной Колос. Статья посвящена 70-летию освобождения Каховки от немецко-фашистских захватчиков силами 2-й гвардейской и 44-й армий и пронизана теплотой и благодарностью героям, участвовавшим в боях по освобождению их легендарного города. Автор статьи приводит подробности гибели двух генералов — командующего войсками 44-й армии генерал-лейтенанта Хоменко В.А. и командующего артиллерией 44-й армии генерал-майора С.А. Бобкова. Жители Каховки помнят имена этих генералов и свято чтят память об их ратных подвигах.
Читая подобные статьи, испытываешь непреодолимое чувство единства наших народов и нашей истории. Единым народом воевали наши отцы и деды в этой войне против общего врага — фашизма. Едиными были и радость победы, и горесть потерь, и никто не делил их по своим национальным уделам. Очень хочется верить, что и почитание памяти погибших в этой страшной войне против фашизма останется общей, несмотря ни на какие политические разногласия.
Семен Алексеевич Бобков родился в с. Украинка Пугачевского уезда Самарской губернии в 1896 г. в крестьянской семье. Призван в армию в 1915 г. Во время Первой Мировой войны служил на Северном фронте.
В период Февральской и Октябрьской революций избирался председателем солдатского комитета артиллерийской батареи.
Вступив в ряды Красной армии в 1918 году, начал службу в 25-й стрелковой дивизии В.И.Чапаева.
Закончил артиллерийские курсы усовершенствования командного состава (1931г.), курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени М.В.Фрунзе (1938г.).
Член ВКП(б) с 1931 года.
За успехи в боевой и политической подготовке удостоен ордена «Красная Звезда» (1936 г) и медали «ХХ лет РККА» (1938 г).
В Великой Отечественной войне в составе 44-й армии в должности заместителя командующего армией — начальника артиллерии армии участвовал в Керченско-Феодосийской операции (26.12.41 г. — 3.1.42 г.), оборонительной операции войск крымского фронта на Керченском полуострове (8.5-19.5.42 г.), наступлении войск Южного фронта на Ростов (1.1-18.2.43 г.), Краснодарско-Новороссийская наступательной операции (11.1-24.5.43 г.), освобождении Донбасса (18.8-22.9.43 г.), Мелитопольской операции (прорыв на р. Молочная) (26.9-5.11.43 г).
В ноябре 1942 года Бобкову присвоено звание генерал-майора артиллерии.
К первой боевой награде в Великой Отечественной войне представлен 10 февраля 1943 года. В наградном листе, подписанном командующим войсками 44-й армии генерал-майором В.А. Хоменко и членом Военного совета генерал-майором В.И. Урановым, сказано: «Командующий артиллерией 44-й армии генерал-майор артиллерии тов. Бобков — участник Отечественной войны с первого дня. Культурный, твердо и во всех деталях знающий свое дело. Обладает громадной выдержкой. Способный, быстро и трезво ориентируется в сложной обстановке. Смело, решительно, уверенно и эффективно направляет боевую деятельность артиллерии армии…».
Приказом подразделения от 16.04.1943 года Семен Алексеевич награжден орденом Красного Знамени, а 16.12.1943 года — орденом Кутузова II-й степени.
Имел два ранения.
Все источники сведений об обстоятельствах гибели С.А. Бобкова, разнясь в незначительных деталях, одинаково описывают трагические события 6 ноября 1943 года. Практически все источники ссылаются на воспоминания Маршала Советского Союза С.С. Бирюзова (Когда гремели пушки. — М.: Воениздат, 1961).
В то время Бирюзов был начальником штаба Южного (с октября 1943 — 4-го Украинского) фронта, которым командовал Ф. И. Толбухин. В своих воспоминаниях о тех событиях он пишет, что к осени 1943 г. в полосе 44-й армии обстановка была сложной. В то время он по приказу командующего фронтом выезжал в расположение 44-й армии, чтобы лично оценить обстановку. «Близкое знакомство с руководящим составом 44-й армии окончательно убедило меня, что в неудачах ее были повинны не командование и не сами войска Причина крылась в очень большой огневой и тактической плотности неприятельской обороны.», — пишет он.
Утром 6 ноября 1943 года командующий войсками 44-й армии генерал-майор В.А. Хоменко, решив лично оценить боевую обстановку и посоветоваться по поводу предстоящих боев за Никополь со своими командирами корпусов, выезжает из штаба. В поездку с ним отправляется командующий артиллерией армии генерал-майор Бобков. В.А. Хоменко сам вел автомашину, Бобков сидел с ним рядом. За ними шла машина, в которой, кроме водителя, находились адъютант командующего, его личный водитель, и шифровальщик. Замыкал колонну грузовик с рацией и радистами.
Вот как описывает дальнейшие события С.С. Бирюзов в своей книге: «В то время войска 44-й армии только еще занимали свои новые позиции под Никополем. Сплошного фронта там не было. К командному пункту 63-го стрелкового корпуса вели три дороги. Но одна из них шла через расположение войск противника. Генерал Хоменко ошибся в ориентировке и попал как раз на эту дорогу. Гитлеровцы подпустили нежданных «гостей» на близкое расстояние и открыли по ним огонь почти в упор. Чудом удалось спастись лишь одной машине, двигавшейся последней. Тяжело раненные офицер и радист, сохранив документы, вернулись в штаб корпуса.
Как только стало известно об этом, Ф И. Толбухин приказал 44-й армии немедленно атаковать противника и попытаться вызволить из беды наших генералов. Однако атака успеха не имела. Спасти Хоменко, Бобкова и всех, кто сопровождал их, не удалось».
Причиной гибели генералов могло служить стечение целого ряда обстоятельств. Это и отсутствие сплошной линии фронта, о чем свидетельствует С.С. Бирюзов, и сложная, стремительно меняющаяся боевая обстановка, и невнятные действия личной охраны генералов. Нельзя сбрасывать со счетов и неосторожность самих военачальников. То, что генералы В. А. Хоменко и С. А. Бобков решили выехать на передовую, чтобы лично оценить обстановку, я, со своей непрофессиональной точки зрения, расцениваю как действия настоящих командиров. Но в армии существуют свои требования и законы.
Гибель сразу двух военачальников такого высокого ранга советским военным руководством была определена как чрезвычайное происшествие. На первых этапах расследования было много не до конца выясненных обстоятельств. Нагнетало обстановку и то, что буквально на следующий день немецкое радио передало сообщение о том, что генералы Хоменко и Бобков сдались в плен. С.С. Бирюзов по этому поводу пишет: «Никто из нас этому не верил. Мы отлично знали, что такие, как Хоменко и Бобков, живыми врагу не сдадутся».
Ставка Верховного Главнокомандующего распорядилась о расформировании управления 44-й армии и немедленной передаче ее войск в другие объединения фронта. Командующим армиями и корпусами запретили появляться на передовой без надежной охраны с бронетехникой и предварительной разведки. Был введен категорический запрет высшему начальствующему составу на личное управление автомашинами.
Советская военная разведка вопрос о судьбе генералов В. А. Хоменко и С. А. Бобкова держала на постоянном контроле. Было допрошено множество плененных офицеров.
Заключить эту историю, пожалуй, можно словами С.С. Бирюзова: «Происшествие с Хоменко и Бобковым окончательно прояснилось лишь весной 1944 года, когда войсками 1-го Украинского фронта был взят в плен начальник штаба немецкой дивизии, которая в ноябрьские дни 1943 года находилась на никопольском плацдарме. На допросе он сообщил, что генерал Бобков был убит наповал при первом залпе, а генерал Хоменко, смертельно раненный, скончался через несколько часов, не приходя в сознание. Гитлеровцы положили их трупы в ящики из-под винтовок и после варварского глумления зарыли. Узнав об этом, Военный совет фронта сразу же направил своих представителей к месту гибели тт. Хоменко и Бобкова. Их останки были найдены, перевезены в Мелитополь и похоронены на центральной площади со всеми воинскими почестями».

Х.А. Шугаипов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *